Олег Туманов: «Бутиковые» банки будут вытеснены с рынка»

Дэмис Поландов
Русский фокус, Москва, 17.03.2003

Универсализация и диверсификация – два самых модных термина в сегодняшней банковской среде. Один за другим практически все крупные банки заявляют о своем горячем желании привлекать как можно больше самых разных клиентов, предлагая им максимально возможный набор банковских услуг. Конечно, реализация этих желаний – дело куда более трудное, чем их декларирование. С другой стороны, у банков нет иного выхода – не расширяя клиентскую базу они не смогут выдержать все более острую конкурентную борьбу на рынке. Такое мнение высказал в беседе с «Фокусом» заместитель главного управляющего директора Альфа-Банка Олег Туманов.

– Долгое время крупные банки ассоциировались с очень крупными клиентами. Однако в последние два-три года многие банки, и Альфа-Банк в том числе, явно изменили стратегию и стали позиционировать себя в качестве универсальных банков. Что заставило банки прийти в розницу?

– Розница – это самый надежный сегмент банковского бизнеса. Он надежен как с точки зрения фондирования (управления ликвидностью. – «Фокус»), так и с точки зрения диверсифицированности доходной базы банка. Я считаю, что российские банки, которые не будут готовы к работе со средней и мелкой клиентурой, не выдержат конкуренции и – в лучшем случае – будут поглощены. Все эти «бутиковые» банки будут вытеснены с рынка. Почему? На рынок приходят крупные иностранные банки с гораздо более дешевым фондированием, которые снимают сливки с рынка, -к ним уходит все большее число крупных клиентов. Ведь крупный клиент сегодня очень капризен: он устраивает аукцион на каждую транзакцию, на каждый кредит, после чего выбирает наиболее приемлемые для него условия. При этом ни о какой лояльности к банку речь не идет. Крупный клиент ищет не лучший банк, а лучший продукт.

Соответственно, банки, ориентированные на крупных клиентов, вынуждены существенно снижать цены на свои услуги. Сейчас доходность по операциям с крупной клиентурой минимальна – нас просто «отжимают» по марже. И если бы Альфа-Банк работал только с крупными клиентами, его финансовые результаты были бы совсем другие. Именно поэтому доля крупных заемщиков в нашем кредитном портфеле неуклонно снижается. Кстати, в рамках общей диверсификации мы сознательно снижаем долю кредитования, приходящуюся на компании «Альфа-группы», – сегодня на них приходится 17–18% нашего кредитного портфеля.

– Не хотите же вы сказать, что Альфа-Банк намерен отказаться от крупной клиентуры?

– Конечно, мы не собираемся отказываться от крупных клиентов. Если взять первую сотню предприятий России, то примерно 40% из них имеют с нами те или иные отношения. Кто-то у нас обслуживается, кого-то мы кредитуем и т. д. Но наша стратегическая задача – создать эффективную универсальную банковскую структуру, которая не зависела бы от одного или нескольких клиентов. Уже сегодня Альфа-Банк – очень «широкий» банк с точки зрения продуктового предложения. По этому параметру мы не так уж далеки от уровня крупных международных банков. Чего, естественно, нельзя сказать о сравнительном объеме привлекаемых средств по конкретному продукту. Это вообще характерно для российских банков, которые стремятся стать универсальными, – они еще не очень «глубокие». К примеру, Сбербанк узкоспециализирован, и поэтому в своем сегменте рынка это очень «глубокий» банк.

Наш подход на данном этапе иной – пока рынок не насыщен услугами, мы пытаемся конкурировать сразу по многим направлениям. И хотя пока мы не достигаем таких объемов, как международные банки, но в силу существующей пока в России конкурентной среды, нашего бренда и уровня маржи, наша стратегия приносит неплохие финансовые результаты и дает возможность завоевать долю на рынке практически по всем продуктам и клиентским сегментам. Сегодня у нас более 50 000 клиентов – юридических лиц и около полумиллиона частных клиентов. Причем доля последних в общем объеме уже составляет 35%. И она очень быстро растет – в прошлом году рост составил 70%, при том что общерыночный показатель – 40%. Баланс вырос с $2, 7 млрд до $4, 1 млрд на конец года. А капитал банка, рассчитанный по международным стандартам, составил $422 млн.

– Сегодня рынок остро нуждается в кредитных ресурсах. Ряд банков начали достаточно активно кредитовать не только юридических, но и физических лиц. Альфа-Банк в этом сегменте рынка ведет себя достаточно сдержанно. Почему?

– Ну, я бы так не сказал. Наш кредитный портфель в прошлом году вырос на 56%. Другое дело, что мы крайне консервативны в формировании своего кредитного портфеля. И для этого есть причины. Сегодня на рынке есть весьма негативная тенденция – очень быстро растет доля плохих кредитов. Насколько я помню, рост плохих кредитов в среднем по рынку за прошлый год составил 48%. Это очень много. Для сравнения: у нас количество просроченных кредитов чуть превышает 1%, а количество списанных кредитов – 0, 2%. Все это достигается за счет целого комплекса мер: тщательное предварительное изучение клиента; залоговое обеспечение по большинству кредитов, причем оценочная стоимость залога существенно ниже его рыночной стоимости; мониторинг деятельности клиента; жесткие условия по взысканию просроченных кредитов и т. д.

При этом наш кредитный портфель сильно диверсифицирован. Мы кредитуем самые разные отрасли экономики – это предприятия нефтяной и газовой отраслей, атомной энергетики, АПК, торговли. Причем самая большая доля нашего кредитного портфеля приходится на торговлю –16, 8%. На газовую отрасль приходится 15%, на промышленность – 12%. По остальным отраслям доля кредитов составляет в среднем 5–6%. Естественно, как и у большинства российских банков, наш кредитный портфель – краткосрочный. Примерно 70% нашего портфеля – это кредиты до одного года. На кредиты сроком от года до двух лет приходится 22% кредитов, и только 8% – это кредиты более чем на два года.

Еще одна современная тенденция в российском банковском секторе – рост доли рублевых кредитов. У Альфа-Банка большинство кредитов пока традиционно выдается в валюте.

Не секрет, что раньше мы в основном ориентировались на экспортеров. Сегодня, когда мы расширяем кредитование предприятий среднего и малого бизнеса, наша политика может измениться. Думаю, доля рублевых кредитов у нас будет повышаться.

– Ну а что насчет кредитования физических лиц? Например, потребительского кредитования?

– Альфа-Банк намеревается существенно развить и расширить наш розничный бизнес. Мы сегодня создаем новую сеть отделений, несколько уже начали функционировать в тестовом режиме в Москве – под названием «Альфа Банк Экспресс». Эти отделения будут работать по совершенно новым технологиям, так, как работают самые современные иностранные розничные банки. Это будут высококомпьютеризированные банковские центры, в которых клиент сможет получить максимально широкий объем услуг, в том числе и возможность управления банковским счетом по телефону и через Интернет. Второй очень важный момент – клиент не будет привязан к отделению, а будет клиентом банка. То есть совершать операции со своим счетом он сможет в любом отделении «Альфа Банк Экспресс» (но не в обычном отделении). По мере дальнейшего развития мы намерены все наши отделения перевести на новую технологию. В течение ближайших трех лет планируем создать примерно 100 отделений «Альфа Банк Экспресс» в Москве, а потом и в регионах.

Вот в этих новых отделениях мы собираемся начать кредитование физических лиц. Для этого сейчас разрабатываются специальные скоринговые программы оценки кредитоспособности клиентов. Пока трудно сказать что-то конкретное о том, как будет построена система, так как мы еще не готовы запустить кредитные программы в промышленном масштабе.

– Как вы оцениваете конкурентную среду?

– Конкуренция на рынке серьезная, и она будет усиливаться. Сейчас об универсализации своей деятельности и развитии розничного бизнеса заявляют такие крупнейшие банки, как Внешторгбанк и Внешэкономбанк. А также крупные и средние банки и банковские группы, как, например, группа «НИКОЙЛ-Автобанк-ПСК». Даже Росбанк, который, как и его предшественник банк «ОНЭКСИМ», традиционно ориентировался на эксклюзивную клиентуру, заявил о своем намерении заняться розничным бизнесом. Кстати, не стоит сбрасывать со счетов Сбербанк. Представление о нем как о некоем «спящем бегемоте» неверны в корне. «Спящие бегемоты» не растут на 35% в год.

Еще более острую конкурентную борьбу вызывает приход иностранных банков в Россию. Например, приход в нашу страну Сити-банка – очевидно, что он сейчас присматривается к российскому рынку, и пока его отделения работают в тестовом режиме. Но если Сити-банк решит выйти на российский рынок, то для него вложения в $200–300 млн – не вопрос. Он может позволить себе очень крупные инвестиции в развитие розничной сети. А еще есть Райффайзенбанк. Да и другие крупные иностранные банки, которые глобально доминируют именно в рознице, также тестируют потенциал российского рынка.

– И вы считаете, что имеет смысл вкладываться в розницу, имея таких иностранных конкурентов?

– Да, я так считаю. Структуру, которую мы сейчас строим, очень трудно быстро воспроизвести. У нас сейчас 100 точек продаж по России. Если мы решим еще более агрессивно войти в розничный бизнес, то создадим еще 200–300 отделений. Эта сеть сама по себе ценность – ее очень трудно реплицировать. В России к тому же это так просто не делается.

СПРАВКА

Олег Туманов – заместитель главного управляющего директора Альфа-Банка. Курирует вопросы, связанные с управлением активами и пассивами банка, казначейство, управление рисками, реинжиниринг бизнес-процессов, информационные технологии. Является председателем комитета по банковским процессам и технологиям и председателем комитета по управлению активами и пассивами. Работает в Альфа-Банке с июня 2001 г. С 2000 г. по 2001 г. был заместителем председателя совета исполнительных директоров группы «НИКОЙЛ», до этого с 1998 г. по 2000 г. руководил Banque Unexim (Suisse) в Женеве. С 1994 г. по 1997 г. работал в США, сначала в качестве управляющего директора компании Hermes Capital Management, а затем как руководитель Департамента международных корпоративных финансов инвестиционного банка Ladenburg Thalmann International (Нью-Йорк). Олег Туманов окончил Московский финансовый институт в 1986 г., в 1990 г. защитил кандидатскую диссертацию на кафедре Международных валютно-кредитных отношений. Также окончил программу для высшего менеджмента в Wharton School и программу по финансовому менеджменту в Harvard Business School.