Михаил Фридман: «Я не верю в эффективность государственного менеджмента»

Экономические известия, 06.12.2009

Недавний визит в Украину владельца российской «Альфа-Групп» Михаила Фридмана был посвящен участию в конференции менеджмента Альфа-Банка Визит не предполагал официальных встреч. Однако, как стало известно «i», в неформальной обстановке господин Фридман встретился с рядом крупных украинских бизнесменов, с которыми обсуждал рынок телекоммуникаций, финансов и торговли. Михаил Фридман рассказал «i» об итогах своих «украинских встреч».

Вопрос: Михаил Маратович, что стало причиной вашего визита в Украину?

Ответ: Руководство «Альфа-Банка (Украина)» пригласило меня на конференцию менеджмента. Ни с какими серьезными решениями это не связано. Я смог поблагодарить коллег за работу, обсудить с ними ситуацию в банковском секторе и планы на следующий год. Заверил украинских коллег, что акционеры поддерживают банк и готовы его капитализировать. Я всегда с удовольствием принимаю приглашения посетить Украину, ведь родился во Львове.

В: В каких деньгах может выражаться поддержка?

О: Акционеры банка готовы рассмотреть возможность увеличения капитала. Уже начаты формальные процедуры, которые мы планируем завершить в течение ближайших нескольких месяцев. Сумма увеличения на данный момент обсуждается и будет зависеть от потребностей банка и планов менеджмента по развитию бизнеса. Это может быть $100-200 млн. Увеличим настолько, насколько будет необходимо.

В: Вы не ожидаете дальнейших проблем в экономике? Зачем наращивать капитал?

О: Да, проблемы могут быть — от кризиса здесь все страдают, и будут страдать дальше. Но знаете, как говорят, survivors (выжившие.- «i») всегда после кризиса выигрывают и имеют реальные шансы увеличить свою долю на рынке.

В: За счет чего? Будете перекредитовывать клиентов других крупных банков?

О: Да зачем их перекредитовывать? В Украине банковская система сама по себе находится в полуразрушенном состоянии. Я сегодня, проезжая мимо одного из банков, в котором не так давно была временная администрация, наблюдал весьма живописную очередь и давку… На мой взгляд, дальнейшее развитие кризиса просто стимулирует клиентов искать более надежные банки, и мы хотим быть одним из них. У кого будет на этом рынке капитал и ресурсы, тот и будет в выигрышной ситуации.

В: Это и иностранцы, и новые украинские госбанки, да и российские госбанки в нашей стране имеются…

О: Я в эффективность государственного менеджмента не верю. В любой стране. Что же касается иностранцев, то им сегодня нужно сначала разобраться со своими проблемами — им немного не до Украины. Поэтому у нас есть свое конкурентное преимущество, которое и будет реализовано.

В: Выберете при этом какое-то одно направление?

О: Нет, кризис как раз показал, что нишевые игроки чувствуют себя плохо. Мы сохраняем концепцию универсального банка, который будет ориентироваться на внутренний рынок депозитов и при этом очень внимательно следить за рисками.

В: Есть ли планы с помощью банка получить активы в собственность, изымая залоги?

О: Да мы вообще-то не фанаты собственности. Это у некоторых бизнесменов принято все под себя тянуть. Я когда во Львове после школы на протяжении года работал на АТС, то у меня был забавный весьма руководитель Петро, который без конца занимался тем, что выносил с работы разные вещи. И когда я его спрашивал, зачем ему очередной лист оргстекла, он отвечал «нехай буде» (смеется). Я же считаю, что собственность — это головная боль. Вот, к примеру, получили мы в Украине в собственность Донецкий электрометаллургический завод. Так я вам скажу — если бы нам кто-то предложил вернуть кредит, полученный под залог этого актива, отдали бы с радостью.

В: Какие инвестиционные проекты в Украине вы сегодня рассматриваете?

О: Мы инвестиционная группа, но при этом все инвестиции у нас делятся на стратегические направления (банки, телеком, нефть) и оппортунистические сделки (все остальное). Оппортунистические сделки курирует «А1» (бывшая «Альфа-Эко»).

Если же мы говорим о стратегических инвестициях, то у нас каждым бизнесом занимается специализированная компания. В частности, «ВымпелКом» сейчас работает над объединением с компанией «Киевстар». ТНК-ВР приняла решение о серьезном увеличении инвестиций в Украине: в короткие сроки будет реконструирован Лисичанский НПЗ и в разы увеличена сеть заправочных станций с помощью покупки сетей других операторов (например, «УТН-Восток».- «i»). Но эти решения не связаны с кризисом — это планомерное развитие группы.

В телекоме, возможно, купим несколько небольших операторов фиксированной связи. В ритейле наша компания Х5 ведет переговоры о приобретении активов у нескольких местных игроков, но у них пока несколько завышены цены, поэтому мы не торопимся. Да и в России у Х5 достаточно возможностей для развития, так как доход на душу населения выше, а охват рынка ритейла — ниже.

Что же касается различного рода оппортунистических возможностей, то сегодня мы не видим каких-то возможностей для большого заработка. Если «А1» найдет какие-то варианты — мы их рассмотрим.

В: То есть вы не подсказываете своим менеджерам, в какую сторону бежать?

О: Знаете, у нас не совсем типичная для России и Украины система управления активами. Зачастую считается, что в каждой группе есть какой-то один гениальный руководитель, который замыкает на себе принятие всех решений — даже каким цветом заборы в офисе красить. Я же предпочитаю о более приятных вещах думать, а вопросы инвестиций оставлять менеджменту. В «Альфа-Групп» каждая компания имеет свою философию развития, пути достижения целей и т.п. Исходя из них, они ищут возможности для зарабатывания денег сами, а акционеры подключаются только в том случае, если речь идет о крупных суммах или вопросах стратегии, одобрении крупных сделок и т.п. К такого рода сделкам относится объединение активов «ВымпелКома» и «Киевстара», или похожая сделка, которую мы проводим между нами и TeliaSonera в отношении Turkcell и «МегаФона». В таких операциях я принимаю активное участие. В остальном люди хорошо справляются и без меня.

В: Говоря о телекоме: в следующем году вы с TeliaSonera сможете получить контроль в Turkcell, на что понадобится около $2 млрд. Будете вкладывать такие деньги?

О: Ситуация в отношении Turkсell сейчас такова, что контроль в этой компании де-юре принадлежит турецкой Cukurova. Но де-факто он им уже не принадлежит, так как их пакет акций был залогом по кредиту, по которому сейчас объявлен дефолт. Этот же актив был до этого перепродан TeliaSonera. Ситуация сложная и запутанная, но мы считаем, что, объединившись со шведской компанией, получим юридический контроль. Дальше, в соответствии с местным акционерным законодательством, нам придется делать обязательное предложение всем миноритарным акционерам о выкупе их акций. Вот тогда нам может понадобиться та сумма, о которой вы говорите. Но не факт, что миноритарии захотят продавать акции компании, которая контролирует 65% рынка. Уникальная ситуация, так как на всех других крупных рынках телекоммуникационных услуг все игроки обладают примерно одинаковыми долями.

В: Как укрепление акционерных позиций «Альфы» в Turkсell отразится на украинском рынке?

О: Мы планируем объединять «МегаФон» и Turkсell, к тому же последняя представлена в Европе и СНГ через компанию Fintur Holdings. В Украине она так и будет представлена «Астелитом» (бренд Life.- Авт.), который уже можно назвать полноценным конкурентом МТС и «Киевстар». Сейчас мы больше внимания будем уделять процессу объединения «Билайна» и «Киевстара» в Украине: после объединения абонентской базы у нас останутся частоты и лицензии, которые могут быть проданы новым игрокам. Мы будем объединять закупки, централизовать через голландскую VimpelСom Ltd. всю финансовую деятельность «Киевстара» и т.п.

В: Вы оставите Игоря Литовченко управлять «Киевстаром»?

О: Я не вижу оснований для того, чтобы он покидал свой пост. Конечно, это вопрос менеджмента холдинговой компании VimpelСom Ltd., но лично у меня к нему претензий нет.

В: Известно, что в Киеве вы встречались с некоторыми олигархами. Обсуждали ли вы вопрос использования нефтепровода Одесса — Броды?

О: Интерес есть. Однако мы воздерживаемся от вовлечения в проекты, в которых присутствует политический накал. Например, в свое время у нас был интерес к «Укрнефти»: мы обсуждали возможность покупки акций. Но по остроте дискуссии поняли, что в таком формате сотрудничество нам неинтересно. «Укрнефть» добывает 2-3 млн. т нефти. С точки зрения ТНК-ВР, добывающей около 70 млн. т, это несущественные объемы. Мы вполне можем в России купить подобную компанию, и вопрос будет только в цене.

В ситуации с нефтепроводом Одесса — Броды вовлечена политика и глобальные интересы всех ветвей власти. Помните, как в средние века в России, в зависимости от конъюнктуры, направляли копье Георгия Победоносца, убивающего дракона,- то на Восток, то на Запад. Так похожую роль в Украине играет этот нефтепровод.

А ведь это всего лишь один из многих маршрутов по транспортировке нефти в Европу для частной компании. Если он будет эффективен для ТНК-ВР, которая добывает нефть в России,- мы будем его использовать. Не будет эффективен — найдем альтернативный путь.