Стинг не боится проигрывать

Дмитрий Ухов
Ведомости, Москва, 04.06.2001

Через четыре месяца Гордону М. Самнеру исполняется пятьдесят. Почти 30 лет он на сцене, из них половину — как солист. Пока не получалось с музыкой, перепробовал много профессий, но уверяет, что если бы не артистическая карьера, то оставался бы школьным учителем. Что похоже на правду: до последнего времени он активно сеял разумное, доброе, вечное.

Осуждал Пиночета и спасал тропические леса Амазонки, вместе с Майклом Джексоном и Бобом Гелдоффом собирал деньги для неимущих и голодающих, довольно смело высказывался на темы экзотических сексуальных практик и воспитывал детей (от первого и второго брака) в духе терпимости и джентльменства.

Выпустив свой первый альбом в середине 80-х, т. е. еще до того, как прославившее его трио «Полицейские» окончательно распалось, Стинг вроде бы добился многого. Премии «Грэмми» (сразу две за альбом 2000 г.), почетный диплом самого престижного в мире поп-музыки джазового колледжа Беркли (Бостон). На церемонии вручения этого диплома британский музыкант сказал: «Сочинение песен — единственный вид размышлений, который мне известен». И он действительно стремится поддерживать реноме «серьезного» музыканта, а не рокера-разгильдяя. Записывать свой первый сольный альбом Стинг позвал видных джазменов, в том числе представителя джазовой династии Марсалисов — саксофониста Брэнфорда Марсалиса.

А на втором спел песню Джими Хендрикса «Крылышко» в легендарной аранжировке, сделанной джазовым классиком Гилом Эвансом еще в 1970 г. для самого Хендрикса. В общем Стинг — господин, приятный во всех отношениях. Совсем как Пол Маккартни, только симфонических ораторий не сочиняет.

Но, по большому счету, из полутора десятков авторских альбомов — безупречных только три: два первых (в джаз-роковом стиле) и один — 1993 г. с мелодичными песенками в духе ранней «Полис».

Так что проигрывать Стингу приходится чуть ли не чаще, чем побеждать.

Подозревать это начали давно, еще в 80-е, когда он принимал очередное приглашение сниматься в кино. Гордон М. Самнер определенно относится к тому разряду «фактурных» рокеров, сценическую органику которых принимают за талант. Увы, ни Мик Джеггер, ни Дэвид Боуи, ни Стинг — не актеры. Будучи увеличенными до размеров киноэкрана, они в большинстве случаев безнадежно проигрывают. Одно дело — эпизоды, другое — главные роли, как в «Дюне» Дэвида Линча. Стинг попытал счастья и как актер оперетты — в бродвейской постановке «Трехгрошовой оперы» Брехта-Вайля, но мюзикл с треском провалился, несмотря на хороший перевод либретто и зонгов. А продюсер Хэл Виллнер при переиздании своего альбома, посвященного столетию Курта Вайля, вообще заменил Стинга — культовым Ником Кейвом.

Недавно вот суд проиграл на доменное имя в Интернете.

А не надо было банальный псевдоним выбирать: под таким же именем выступают и чемпион по рестлингу, и даже какая-то баскетболистка! «Стинг», в конце концов, не только название кинобоевика с Робертом Рэдфордом, но и простое английское слово «жало». Теперь сам певец даже не хочет вспоминать, откуда это прозвище вообще взялось.

Стинг, похоже, даже начал слегка бравировать своим амплуа «невезучего»: он и еще четверо его коллег-музыкантов бросили перчатку Гарри Каспарову и, разумеется, вчистую проиграли.

Да и в кино, несмотря на успех песенки к «Трем мушкетерам» (совместно с Родом Стюартом), что-то Стинга все чаще и чаще зовут не играть и не сочинять музыку, а просто петь — чужие песни.

Стинг явно неравнодушен к нашей стране (у него есть антивоенная песня «Русские» на мотив из музыки Прокофьева к «Поручику Киже»; позднее он озвучивал «Петю и волка»), в другой песне он как-то не очень уверенно, впрочем, рифмует фамилию «Набоков», делая ударение на последнем слоге.

Но несмотря на всю любовь, первые гастроли пять лет назад прошли... как бы это поточнее сказать. Кисло? Вяло? Скорее, никак. И сам Стинг остался обстановкой в Кремлевском дворце недоволен. К слову сказать, и альбом «Падение Меркурия», который он тогда приезжал раскручивать, тоже в общем и целом ничьих ожиданий не оправдал.

И тем не менее респектабельность Стинга не может не привлекать инвесторов. Альфа-Банк привозит Стинга и его команду из 28 человек во второй раз. Помня о первых гастролях, говорят, певец на этот раз потребовал, чтобы в зале обязательно танцевали. И понятно почему.

«Абсолютно новый день» — очень показательная для сегодняшней поп-музыки работа — совсем «не грузит». По музыке — возвращение в слегка старомодный джаз 80-х, легкая лирика и непринужденно танцевальный фанк. Ни политики, ни экологии, ни философских афоризмов. Такие песни годятся для чего угодно; одна («Роза в пустыне»), например, уже почти год звучит в рекламе автомобилей марки «Ягуар» (на таком Стинг и сам ездит). Так что большинство тех, кто придет сегодня в «Олимпийский», вряд ли разочаруется. Но пойдут на Стинга все-таки большей частью те, кто давно его любят и даже уважают — как благородную седину на висках.